Вера не просто творит чудеса, а дает вам все. Все во что вы верите.

Печать

Истрия о моем старшем сыне является ярким примером того, как искренняя вера может творить чудеса. У нас два сына Назар и Тимур. Назар младше Тимура на 4 года. Младший с детства проявлял интерес к футболу, уже в возрасте 3 лет он гонял мяч во дворе, обыгрывая своих старших товарищей. «Настоящий футболист» - восхищались взрослые. Мы смеялись и радовались тому, как наш ребенок ловко управляется с мячом. Старшему сыну тоже нравился футбол. Он любил мне рассказывать, как он придумывает новые финты, как они сегодня во дворе выиграли со счетом 5:3. Он много играл во дворе и уже в первом классе его приняли в команду «Кубань». Мы очень гордились тем, что наш сын теперь тренируется в такой именитой команде. Однако, большую часть своего внимания мы уделяли младшим детям дочери Анфисе и Назару. Старшего сына несколько раз мы отвезли на тренировку, а затем жена Алина договорилась с ним, что теперь Он сам будет ездить на трамвае на тренировки. Мы возложили на нашего старшего сына слишком большую ответственность. Конечно, сейчас я понимаю, какая это была ошибка. Отправлять сына первоклассника одного на тренировку. Нашего младшего сына в первом классе мы возили каждый на тренировки. Что поделать мудрость приходит с опытом. Тимур исправно в нужное время уходил из дома на тренировки по футболу и возвращался после тренировок. Через два три месяца мне показалось, что наш сын не посещает тренировки. Я почувствовал это. Не потому, что иногда он выходил из дома, забывая форму, и не потому что иногда он приходил домой слишком рано. Я почувствовал эмоциональный провал. В один из дней я предложил ему отвезти его на футбол. «Не надо папа я сам»- сказал он как-то тревожно. Я был настойчив и вот мы вдвоём заходим на стадион «КУБАНЬ»- открытый стадион, свежая зеленая травка, дети разминаются перед тренировкой. Я тут же вспомнил свое детство, и мне захотелось собраться с друзьями и погонять в футбол! Мой сын пошел в раздевалку, до тренировки оставалось 10 минут. Я стоял на улице и смотрел, как тренер играет с молодыми футболистами. Сын достаточно долго не выходил из раздевалки. Когда я зашел в раздевалку, увидел сына переодетого в футбольную форму, он сидел на скамейке и плакал. Его плечи вздрагивали, всем телом Он пытался скрыть свои слезы, но они предательские прорывались наружу. Все стало ясно. Я обнял сына. «Пап, я не пойду туда… Я не ходил на тренировки» - задыхаясь, проговорил Он. Мое сердце сжалось, острая боль отдалась по всему телу. Я прижал сына к себе. Не помню, что говорил ему в тот момент, но все мое существо просило прощение перед сыном. Это мы придумали, что он уже большой. Он просто старший и на фоне младших детей, он казался нам взрослым и самостоятельным. Я переговорил с тренером, Он был удивлен, что ребенка никто не привозил на тренировки и не забирал после них. «Он что сам ездил на тренировки?! Но в последний месяц он вообще не появлялся. Хорошо, что вы пришли. Я хотел вам сказать, что в следующую группу прошли только половина детей. У вашего сына телосложение не для футбола. Ему подойдет борьба или плавание. В футболе Он не достигнет больших успехов. А нам нужны чемпионы». Слова тренера звучали для меня как эхо издалека, и больно резали мое отцовское чувство.

Мы возвращались домой. Я слышал, как сын на заднем сиденье сильно переживает. Он тихим голосом рассказывал мне как он уходил из дома, гулял на школьной площадке, дожидаясь пока не кончится время тренировки и возвращался домой, как будто он был на футболе. Ему страшно было одному ехать в трамвае, а потом идти по непонятным подземным переходам к футбольному полю. Там и взрослый может запутаться! Очень тяжело жить, не ощущая поддержки, поддержки близких людей. Тогда я сказал Тимуру, что мы будем бегать с ним каждый день, будем подтягиваться. Чтобы за летние каникулы набрать спортивную форму и продолжить занятия футболом. Для меня было важно поддержать сына, показать ему, что он может достичь тех целей, которые ставит перед собой. И еще, что он может всегда рассчитывать на меня!

Каждое утро мы вставали в 6 часов утра, и целый час бегали на школьном стадионе. У нас был свой комплекс упражнений. Тут же к нам присоединился младший сын, затем дочь Анфиса. К началу августа мы уже всей семьей бегали по утрам по парку «Солнечный Остров» в одно и то же время – ранним утром, вызывая восхищенные улыбки у случайных прохожих.

Первого сентября мой сын прилетел из школы, его глаза горели огоньками счастья.

-Знаешь, пап, мы сегодня после линейки подтягивались. Знаешь, сколько раз я подтянулся?

- Знаю.

- 11- не дожидаясь, выпалил сын. - Остальные мальчишки смогли подтянуться только максимум 3 раза!

- Ты все можешь – сказал я и медленно пошел в ванну, не в силах сдержать нахлынувших эмоций.

Мы записали своих сыновей в футбольную секцию с символичным названием «Надежда». Это был платный клуб. В него брали всех мальчиков. И никого не выгоняли. В команде, конечно, были сильные игроки. Но были и такие, которых отцы привозили на Порш Каен. Было смешно и горько смотреть, как такой худенький мальчишка неуклюже передвигается по полю, стараясь, во что бы то ни стало не разозлить своего папу. А отец нервно теребил свой АйФон и напрягался от того, что его сын не оправдывает его надежд в футбольной команде «Надежда». Команда регулярно проигрывала во всех товарищеских матчах. Но детям нравилось заниматься, для нас это был хотя бы какой-то вариант тренировок. В это время начал набирать обороты футбольный клуб «Краснодар». Объявлялся набор мальчиков. Брали в клуб по жесткому отбору. Попасть в «КРАСНДАР» было не так уж и просто. Наши дети подходили по возрасту. Назар к тому времени уже показывал неплохие результаты, и тренеры клуба «Надежда» стали замечать его и ставить на ответственные матчи. Тимур оставался средним игроком. Мы, как родители, встали перед дилеммой: если переводить детей в новый перспективный клуб, то, скорее всего, Назара возьмут, а Тимура могут не взять. Как же нам быть. Оставлять в клубе «Надежда» означало для детей оставаться без развития. Тимур, безусловно, старался и много тренировался, но его сверстники, которые занимались футболом с 3-4 лет, превосходили его по технике игры.

Решение было принято. Мы доверились силе наших детей, и повели их на отборочный тур в футбольный клуб «Краснодар». Наших детей взяли в общую группу. После этого детей через определённый промежуток времени распределяли по группам: 1,2 или 3-я. Назар очень скоро уже играл в 1-ой группе в основном составе, и его команда на протяжении двух сезонов занимала первые места в чемпионате среди школ Южного Федерального округа. Тимура определили во вторую группу. Но так как в этой группе уже играли сыгранные мальчишки, ему сложно было влиться в основной состав, мало кто давал ему пас, и вскоре Тимура перевели в третью группу. Тренировки проходили очень вяло и редко, один раз в неделю. В то время как у первой группы тренировки проходят интенсивно 6 раз в неделю, и еще вдобавок несколько игр по выходным дням. При таком положении сложно из третьей группы попасть в первую. Назару выдали форму, у него был свой номер, под которым он выходил на поле. Тимур тренировался в обычной спортивной майке и шортах, как и все участники второй и третьей группы.  Назара на каждую тренировку водила жена, мы ходили смотреть на его игры – это был уже действительно красивый футбол, не смотря на то, что спортсменам было 6-7 лет!. Тимур спрашивал: « кто пойдет на мою тренировку?» Они проходили по воскресеньям и представляли из себя обычные игры ребят разбившихся на команды. Никакой тактики.  Мы иногда посещали эти тренировки, чтобы поддержать сына. Но сама игра не впечатляла.

Тимур сам нашел дополнительные тренировки для себя. «К нам в школу пришел тренер по футболу. Тренировки три раза в неделю. Он оставил телефон. Я позвонил. Вот адрес. Пап, ты сможешь меня отвезти на первую тренировку?» «Конечно» – ответил я. Я был благодарен всем обстоятельствам и моему сыну, за то, что у меня появилась возможность поддерживать его. Старший сын начал дополнительно тренироваться в платной школе три раза в неделю, чтобы подтянуть свои навыки.

Через полгода Тимура перевели во вторую группу. Начались тренировки три раза в неделю, Тимур явно воспрял духом. Помню тот день, когда я пришел после работы домой, меня встретил Тимур. Он светился от счастья, но лицо было нарочито серьезным. «Мне сегодня выдали форму. Вот смотри» - уже не в силах сдерживать радость, Тимур тащил меня за руку в комнату, где на диване аккуратно была разложена форма «Краснодар». Правда, у него все еще не было индивидуальной формы с номером. Но вся остальная экипировка с фирменной символикой имелась. Тимур обосновался во второй группе. И я видел, как он забивал голы в играх, как он пользуется уважением у своих сверстников. Но в чемпионатах принимает участие первая группа. А у мальчишек- футболистов к 12 годам уже формируется огромный опыт игры. Честно сказать, я не верил, что мой старший сын войдет в первый состав. Я очень этого хотел, но не верил.

Через полгода занятий во второй группе Тимур вечером объявил нам, что его переводят в первый состав на пробные игры. Нашей радости не было предела. Все получилось. И вот уже через неделю Тимур влетает домой после очередной тренировки и на ходу разворачивает пакеты с формой и его персональным номером. Ему достался номер 29 – это день его рождения.

Вечером после ужина. Мы сидели с сыном на кресле, остальное семейство уже спало. И я шутя, спросил его: «Как же так получилось, что тебя взяли в первый состав?»

«Пап, я просто всегда в это верил!» «Да,- тихо сказал я- мы всегда получаем то, во что искренне верим»

А через три месяца в мае 2016 года мой сын выбегал на огромном стадионе «Кубань» в составе выпускников футбольного клуба «Краснодар», он стоял рядом с футбольной командой «КРАСНОДАР». Когда я обнял его после мероприятия, он сказал мне: «Я все-таки хочу попасть в Академию и играть как Федор Смолов». «Ну это очень круто!!!» - воскликнул я. Верю, что у тебя все получится»